Оплата криптовалютой под угрозой из-за законов

Хотите, чтобы финансовая сфера процветала — не пускайте туда государство. Ну, не столь категорично, однако свежий и не особо умный налог на крипту может похоронить и без того шатающийся отечественный рынок под бременем непонятной бюрократии. А что бывает, когда вместо прозрачных и дешевых рыночных условий предлагают непонятный побор, который серьезно урезает возможности маневрирования? Правильно, расцветет черный рынок, а бюджет получит огромную благодарность от незаконных структур, но ни единого нового рубля.

В чем проблема? В начале года ФНС подала проект о регистрации цифровых денег (любых). В принципе, эта криптовалютная Тортуга уже давно должна была быть приведена к божескому виду, но сейчас проект выглядит невероятно сырым и в принципе не может считаться надежным. Все авторитетные юрисконсульты говорят, что его непременно надо дорабатывать. Однако ФНС уперлись и считают проект прекрасным.

Итак, весь профит с крипты предлагается обложить неминуемым налогом — либо в формате НДФЛ, либо как налог на прибыль, но без НДС. Если кто-то филонит от налога — штраф в размере 10% от операции. Эта санкция закона предварительно касается исключительно сумм, которые превышают 600 тыс. руб. Еще планируется штраф в 50 тысяч за срыв сроков по подаче документов насчет этого обладания.

Итог, как прогнозируют юристы — только больший уход рынка в тень. О презумпции невиновности (которая вроде как является основой любой правовой системы) пока даже особо не заикаются. Каждый участник рынка, который, к примеру, обеспечивает прием платежей на сайте физ лицам, по умолчанию считается собственником криптовалют. Просто потому, что такой способ оплаты существует в РФ, а уж доказать собственную непричастность придется самому.

Betatransfer Kassa этот закон также коснется. Попросту — у нас есть сотни валют, а транзакционная мобильность вообще не учитывается этим законом. Мы пока работаем в блокчейне и будем стараться работать «в белую», но в будущем, возможно, наши конвертационные услуги радикально изменятся.

Впрочем, как зачастую с российским законодательством и получается, исключительная строгость не значит почти ничего, если закон совершенно нежизнеспособен и никто толком не знает, как его исполнить. Нечто похожее, очевидно, тоже ждет и первую попытку похода фискалов за централизованным сбором подати на криптомонеты.